Автор Тема: Нарт-орстхойский эпос  (Прочитано 5066 раз)

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Нарт-орстхойский эпос
« : јРЩ 31, 2014, 08:47:37 pm »

Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
На́ртский (На́ртовский) э́пос — эпос, бытующий у ряда народов Северного Кавказа, основу которого составляют сказания о происхождении и приключениях героев-богатырей («нартов»). Существует в прозаической и стихотворной форме у осетин, абхазо-адыгских народов (адыгов, абазин, абхазов), чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев и др.
 
Основу эпоса составляет трансформированная история скифо-сарматского этноса.
Согласно нартоведу Ахмету Мальсагову, имена большей части нартов имеют выраженное иранское происхождение.

Эпос начал создаваться в VIII—VII веках до нашей эры, а в XIII—XIV веках разрозненные сказания стали объединяться в циклы, группируясь вокруг какого-либо героя или события.

Относительно происхождения слова «нарт» единого мнения нет : усматривается сходство с иранским словом «нар» (мужчина), осетинским «нæ арт» (наш огонь), древнеиндийским корнем «нрт» (плясать), монгольским словом "нара" -"солнце" (многие герои эпоса связаны с солярным мифом).

Далгат Б.К., "Ингушско-чеченские сказания о нартах...", 1892г.

https://vk.com/doc96082298_346849475?hash=bce69ed4b67becf098&dl=b2d729cb74e18452b7

« Последнее редактирование: °ТУгбв 28, 2015, 12:07:41 am от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #1 : јРЩ 31, 2014, 08:50:53 pm »
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Одним из главных героев нартовских сказаний является Сеска Солса/Сослан/Сосруко/Сасрыква. У всех народов это нарт, рождённый из камня.
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457


Имагожев Х.-А., "Сеска-Солса и Ширтка"



Далгат Б.К., "Ингушско-чеченские сказания о нартах, великанах, людоедах и героях, записанные со слов стариков-ингушей в 1892г."


https://vk.com/doc96082298_346849475?hash=bce69ed4b67becf098&dl=b2d729cb74e18452b7
« Последнее редактирование: БХЭвпСам 23, 2015, 01:27:08 am от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #2 : јРЩ 31, 2014, 08:58:14 pm »
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457



Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Сигаури И.М., «Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времен», Москва, 2005г.

"Древность... Арштхой подтверждается не только особенностями речи арштхоевцев, но и массой народных преданий.
В частности, чеченский фольклор связывает арштхоевцев с мифическими нартами, которых так и называют нарт-орстхой…"

Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Волкова Н.Г., "Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа", Москва,1973г.

"По рассказам хойцев, в их селении прежде жили орстхойцы (нарт-орстхойцы), потомками которых считают себя жители Хоя.
140-летним Умаром Багаловым было рассказано предание о легендарных орстхойцах, в прошлом живших недалеко от сел. Химой.
Однако в рассказе Багалова эти легендарные орстхойцы были настолько реальным народом, что он связывал с ними ряд сравнительно недавних событий".
 
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Дзиццойты Ю.А., " Нарты и их соседи", 1992г.

"От названия  нарт-орстхойцев  неотделимо название этнографической группы вайнахов-карабулакцев -"орстхойцы", которые еще в прошлом веке сохраняли определенную этническую индивидуальность".

Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Мужухоев М.Б., "Вопросы истории вайнахов", Грозный, 1992г.

"Вайнахи, в отличие от всех других народов Кавказа, нартский эпос называют только нарт-орстхойским, а вторая часть слова, как известно, это племенное название.
 
Следовательно, в данном случае произошло совмещение эпического «нарты» и этнического «орстхойцы».
Как можно объяснить данный факт?

Единственное удовлетворительное объяснение слиянию слов «нарты» и «орстхойцы» в героическом эпосе вайнахов в одно – «нарт-орстхойцы» может заключаться в том, что в период становления северокавказского нартского эпоса здесь хорошо было известно мощное, судя по занимаемой территории и ратным делам, вайнахское племя или союз родственных племен во главе с орстхойцами. Они и дали название эпосу".
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Джуртубаев М.Ч., "Происхождение нартского эпоса", Нальчик, 2013г.

"В отличие от эпосов абхазов, адыгов и абазин, сказания вейнахов объединены сквозной темой – борьбой за землю, которую ведут чеченцы и ингуши, обитатели гор, с племенем нарт-орстхойцев (карабулаков), занимавшим равнину. Сражаются «местные богатыри» и с персонажами, которые в других версиях Нартиады являются ее героями; грань между эпическими нартами и собственно орстхойцами-карабулаками – чисто условная; поэтому противники вейнахских богатырей именуются нарт-орстхойцами
Вейнахский эпос прямо и определенно называет противников «местных» героев «нарт-орстхойцами» и никаких «пришельцев- кочевников» (за исключением черкесов, ногайцев и кабардинцев) в сказаниях и преданиях вейнахов нет, а потомки орстхойцев-карабулаков и сейчас живут в Чечне и Ингушетии".
« Последнее редактирование: ПЭТРам 08, 2016, 10:23:04 pm от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #3 : јРЩ 31, 2014, 09:09:15 pm »
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
СКАЗАНИЯ...
(Опубл.: Красные искры. Орджоникидзе, 1931, с. 92. Записала поэтесса Ф. К. Мальсагова со слов Берсановой К. в 1930 году в сел. Нясар-Корт ЧИАССР).

"В тексте говорится об орстхойцах, как о термине идентичном словам нарты, нарт-орстхойцы.

Здесь и далее мы будем употреблять термин во втором его значении, более близком к народному произношению, хотя сказителями и исследователями он употребляется в разной форме:
орхустойцы// орстхойцы//, орштхойцы// наьрт-орстхой//, наьрт-орхустой// наьрт-арштхой// наьрт-аьртхой// наьрт-аьрашхой// аьрт-маьстхой//.
Термин нарт-орстхойцы неизвестен ни одной другой версии нартского эпоса народов Северного Кавказа, кроме чечено-ингушской".

Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Мальсагов А.,  "К вопросу об изучении  нарт-орстхойского   эпоса  вайнахов", Альм. «Утро гор».
1964, №3 (на ингуш. яз.).     
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Мальсагов А. О., "О  нарт-орстхойском   эпосе  чеченцев и ингушей. Сказания о  нартах , эпос народов Кавказа",М., 1969г.   
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Мальсагов А. О., " Нарт-орстхойский   эпос  вайнахов", Грозный, 1970. 
______________________________________________
Неожиданное "открытие" ингушских "ученых".
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Нурдин Кодзоев,  "Нартский эпос ингушей", 2009г.

"Одно время ингушский эпос принято было называть « нарт-орстхойским ». Термин в корне неправильный. Ведь « нарт » - это эпический герой, а «орстхо» - этническое название; эти понятия совершенно разные".
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Берснак Газиков, "Ингушские  нарты  или о некоторых «темных местах» в нартском эпосе", 2010г.

"...во-первых, территорией формирования ядра нартского эпоса являлась местность, прилегающая к хребту ApгI (Сунженский хребет) с севера и с юга (в районе г. Чикола — гора Бабало) в бассейне р.Терека;
во-вторых, на данной территории в древности проживали предки ингушей, а значит, творцами нартского эпоса являются именно они".


« Последнее редактирование: ѕЪвпСам 21, 2014, 02:17:47 pm от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #4 : ёоЭм 01, 2014, 11:31:44 am »
Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Чах Ахриев, "Ингуши (их предания, верования и поверья)" - Сборник сведений о кавказских горцах, Вып. 8, Тифлис, 1875г.

СКАЗАНИЯ ОБ ОРХУСТОЙЦАХ

К историческим же преданиям ингушей отчасти должны быть отнесены сказания об орхустойцах.
Об этом народе мною сказано было несколько слов в III выпуске "Сборника сведений о кавказских горцах".
Здесь мы приведем все те сказания об орхустойцах, какие пока пришлось нам слышать между ингушами.

I
Известно, что Батоко-Шертуко выручал орхустойцев во всех их бедствиях и был главным руководителем во всех их предприятиях. Батоко-Шертуко мог также во всякое время отправляться на тот свет и возвращаться оттуда. У одного из орхустойцев умерла мать. Крепко горевал он по матери.
- Знаешь, - говорит Батоко-Шертуко, - если ты так сильно любишь свою мать, то чем ты можешь утешить себя и ее?
- Чем же? - спрашивает орхустоец.
- Зарежь что-нибудь из своего скота и зарезанное будет твоей матери.
- Правду ли ты говоришь, Батоко-Шертуко? - спрашивает орхустоец, как бы не веря ему.
- Если не веришь, то пошли вместе со мною какое-нибудь доверенное лицо на тот свет, а ты здесь зарежь что-нибудь - в утешение своей матери.
Так орхустоец и сделал: он зарезал петуха, курицу и вместе с корзиною чуреков раздал бедным. Между тем Батоко-Шертуко, вместе с доверенным лицом, отправился на тот свет. Идут они и видят горы; под горами находится (умершая) мать орхустойца, на вершине же сидели петух и курица и возле них стояла корзина с чуреками.
Возвратившись с того света, Батоко-Шертуко, вместе с доверенным лицом, говорит орхустойцу:
- Мы видели горы, где сидела твоя мать, а на вершине сидели зарезанные петух и курица и возле них стояла корзина.
- Нет, я ничего не резал для матери! - начал говорить орхустоец, чтобы испытать его.
- Не знаем, - говорят Батоко-Шертуко и товарищ, - только мы видели на том свете мать твою, петуха и курицу!
Орхустоец убедился в том, что зарезанные животные в память покойников доходят до них. Говорят, что с этого времени ввели обычай - делать по покойникам поминки.

II
Говорят, что когда Батоко-Шертуко умирал, то сказал:
- Я сожалею, что забыл показать народу благое дело для всего человечества: научить косить с такой же скоростью, с какой сгребается сено, и научить пахать с такой же скоростью, с какой поле взборанивается.
Мы теперь видим, что Батоко-Шертуко говорил правду: теперь русские уже делают так, как говорил Батоко-Шертуко.

III
Урузман, Орзми, Солса, Патараз, сын Хамча, отправились на охоту. Целый день они напрасно прогуляли и ничего не убили. Когда они шли с неудачной охоты, Урузман на дороге убил зайца.
- Напрасно я убил этого зайца! О горе, что я убил его! Как я разделю его между нами? Лучше бросить его на дороге! -сказал Урузман.
- Я тебе дам совет, но не знаю, как ты примешь мой совет, - сказал Солса.
- Если ты посоветуешь бросить его на дороге, то я этим буду доволен, - сказал Урузман.
- Ты отдашь зайца тому, кто сделал что-нибудь удивительное.
- Я на это согласен, - сказал Урузман.
Тогда Солса вынул из кармана две пули, пожал их в руке - и у него очутились на ладони красавица и юноша. Оба (они) стали чистить внутренность зайца. Когда они очистили внутренность зайца, Солса пожал их в руке - и они опять превратились в пули.
- Ну, теперь, Патараз -Хамча, сделай что-нибудь удивительное или расскажи что-нибудь удивительное!
- Что ж бы вам рассказать удивительного? Я возвращался однажды усталый с дальней дороги; я дал слово, что остановлюсь у того, куда конь меня поведет. Конь мой остановился у двора вдовы.
- Спасибо, меня, сироту, вспомнил! - сказала вдова, и угостила меня самым лучшим образом.
После ужина, мы легли спать в одной сакле (комнате) на двух разных постелях. В полночь я встал и подошел к ее постели, но вдова сказала:
- Оставь меня, я уже забыла заниматься тем, чего ты хочешь, после смерти своего хозяина, - и я должен был оставить ее в покое. Во второй раз я встал и пристал к ней. Тогда и она встала, взяла из-под подушки плеть и сказала:
- Да превратишься в суку, лежащую возле двери!
И я превратился в собаку. Я прославился в целом крае, и народ говорил о какой-нибудь собаке: "Хороша, как сука, превратившаяся из Патараз-Хамча!"
В горах паслось несколько стад и волки их страшно истребляли. Пастухи должны были обратиться к хозяину:
- Если нам, говорили они, - вдова не даст суку, превратившуюся из Патараза-Хамча, то все стада будут уничтожены!
Вдова дала меня. В ту ночь, когда я пришел в горы, волки подступили и я закричал:
- Я сука, сделавшаяся из Патараз-Хамча! Подходите к стадам.
Волки подступили, я бросился на них, задушил шесть штук и набросился на седьмого, старого волка, но он остановил меня, сказав:
- Дай мне сказать три слова. Какая польза, если ты убьешь меня - старого волка? Я тебе дам полезный совет.
- Какой ты совет дашь мне?
- Здесь убито шесть волков - и завтра пастухи будут спорить о том, чья собака убила волков. Ты поставь тогда всех волков на ноги и собаки разбегутся в разные стороны.
На другое утро, правда, был спор: чьи собаки убили волков. Спор кончился тем, что пастухи поставили волков на ноги, как живых. Собаки разбежались, а я бросился на волков.
- Правда, - говорят пастухи, - эта сука убила этих волков!
Они стали давать мне молоко, но я ничего не ел.
- Любимую собаку вдовы надо отправить домой, - сказали пастухи.
Меня отдали вдове. У хозяйки я тоже ничего не мог есть.
- Что я буду делать? Я живу без хозяина, могу жить и без тебя! - Она толкнула меня ногой и легла спать.
- Тогда я потихоньку взял плеть, ударил ею себя и превратился опять в Патараза, сына Хамча; потом я ударил вдову и сказал:
- Превратись в кобылицу Шалуха!* - и она превратилась.
- Вот что со мною случилось! - сказал Патараз, сын Хамча.
- Теперь тебе, Орзми, рассказать что-нибудь удивительное.
- Был я раз влюблен в женщину, и она тоже любила меня. Мы поклялись не расставаться никогда. Она умерла от болезни; я ужасно был подавлен горем. Только один стыд - умереть из- за смерти любовницы - удерживал меня от самоубийства. Все родственники и знакомые, как мужчины, так и женщины, собрались ее хоронить. Я попросил у одной вдовы одежду, и, одевшись в женское платье, отправился вместе с другими женщинами на похороны. Труп ее лежал посреди двора. Всех женщин пригласили войти в саклю, но меня - нет. Я остался на дворе. Увидевши труп своей любовницы, я решился исполнить клятву - не расставаться друг с другом: я лег с нею и укрылся ее похоронным саваном. Вышедшим на двор хозяевам показалось, что труп ее распух, и они решились скорей похоронить ее.
Лежа в могиле, я был доволен, что исполнил свою клятву. Вдруг в могилу приползла змея; я стал бить ее кулаком и убил; через несколько времени приползла другая змея. Увидевши, что первая лежит, она поползла обратно; но, спустя немного, возвратилась в могилу с травой и провела по телу убитой мною змеи; змея оживилась. Тогда я опять стал бить их и они выползли из могилы. И я подумал, если эта трава оживила змею, то отчего ей не подействовать и на мою возлюбленную? Я провел травой по трупу - и возлюбленная ожила и сказала:
- У меня бок болит, должно быть я долго лежала! В разговоре о том, что с нею случилось, мы вышли из могилы. Теперешняя моя жена - она самая любовница. Прежний муж требовал ее обратно. Я только одно говорил: "Ты ведь похоронил свою жену!
Вот что случилось со мною! Не было еще примера, чтобы мертвый оживился!
По общему решению, зайца отдали Орзми.

IV
Соска-Солса и Патараз-Хамча вместе с шестью орхустойцами возвращались с дальней дороги. Проходя через один большой город все они остановились у одной престарелой вдовы
и с дороги сильно проголодались. Между тем, вдова налила воду в котел, вмещавший в себе быка, и бросила туда для варки три ребра. Затем она взяла из мешка щепотку муки, просеяла ее и стала готовить чурек.
- Что это за сумасшедшая! Неужели она думает накормить нас - голодных - тремя ребрами мяса и щепоткой муки?
Вдруг щепотка муки наполнила целое корыто, а от трех ребер наполнился весь котел мясом.
- Какое это удивление! - начали говорить орхустойцы. - Из трех ребер наполнился котел мясом, а из щепотки наполнилось корыто мукою - объясни нам причину этого! Нас очень удивляет превращение малого в большое.
- Такая благодать была до рождения Патараз-Хамча; эти ребра - быка, зарезанного до рождения Патараза-Хамча, и мука, смолотая тоже до его рождения. Но когда появился на свет Патараз-Хамча, вся эта благодать пропала.
- Неужели виновником скудости Патараз-Хамча? - спросил Патараз-Хамча вдову.
Она не знала его в глаза (в лицо) и отвечала:
- Да!
- Как же восстановить прежнюю благодать и зависит ли это от Патараза-Хамча? - спросил он вдову.
- Не знаю! - отвечала вдова.
Орхустойцы возвратились домой. Патараз-Хамча был сильно опечален тем, что появление его на свет - есть причина потери благодати для всего человечества. Он решился погибнуть, чтобы не носить на себе больше грехов человеческих душ. Поэтому, по возвращении своем домой, он позвал всех жителей, чтобы они привезли дров. Затем он нажег из этих дров углей и велел вокруг углей поставить мехи. Он стал посреди углей и велел жечь их и поддувать мехами. Несмотря на ужасный жар, Патараз-Хамча, хотя раскалился, но не умирал. Тогда он говорит с досадой:
- Бросьте меня в реку; может быть вода отнимет душу мою!
Его бросили в реку и он тогда совсем окреп.
Известно, что Батоко-Шертуко был посредником между этим светом и тем светом. Патараз-Хамча обратился к Батоко-Шертуко, чтобы он взял его с собою на тот свет. Ешпор же (Бог жертв) принял их.
- Ты прежде времени пришел сюда, - сказал Ешпор Патаразу-Хамча, - поэтому я не принимаю тебя сюда.
- Если не принимаешь, то уничтожь скудость, порожденную между людьми через появление мое на свет, - сказал Патараз-Хамча, - иначе я останусь здесь!
- Я сниму только одну третью часть скудости, именно: одну часть я оставлю на вершинах гор, другую на кобылицах и третью на женщинах* и две части на всем человечестве, ты же должен возвратиться назад и прийти обратно оттуда до захода солнца!
Патараз-Хамча успел возвратиться обратно, когда еще на вершинах гор светило солнце - и этот свет называется: Свет Патараза-Хамча.

V
Сидели, как мы вот теперь, Соска-Солса, Батоко-Шертуко и другие орхустойцы в пегат. Соска-Солса чистил ружье.
- Во что ты оцениваешь мое ружье? - спросил он Батоко-Шертуко.
- Я оцениваю твое ружье ценою проса, помещающегося в дуле твоего ружья!
Соска-Солса очень обиделся и рассердился на Батоко-Шертуко, что он так оценил его ружье.
- Коня моего во что ты оцениваешь? - спросил Соска-Солса у Батоко-Шертуко.
- Твоего коня я оцениваю в корову! - ответил Батоко-Шертуко.
- Как же ты так оцениваешь, когда мне за него давали пленника! - возразил Соска-Солса.
- Почему я оцениваю твоего коня в корову, я объясню тебе: корова имеет вымя и четыре соски и выкармливает ими четырех человек. Неужели, судя по этому достоинству, твой конь стоит больше четырех человек, выкормленных коровой?
- Во что ты меня оцениваешь? - спросил Соска-Солса у Батоко-Шертуко.
Батоко-Шертуко стеснялся ответить на вопрос Соска-Солса.
- Без боязни можешь ответить! - сказал Соска-Солса.
- Ты стоишь хорошей собаки, - сказал Батоко-Шертуко.
Соска-Солса рассердился на Батоко-Шертуко, но так как дал ему слово, что не будет ничего делать, то и оставил его в покое.
Через несколько времени, Соска-Солее пришлось путешествовать; он наткнулся на пастухов, пасших овец, и увидел собаку, далеко отставшую от стада. Соска-Солса заметил, что собака находится в пренебрежении. Он спросил одного пастуха:
- Почему пренебрегаете собакой?
- Она стара, - ответил пастух.
Соска-Солса остался ночевать у пастухов. Пастухи, по обычаю, зарезали барана. Соска-Солсе было жаль собаки и он поделился с нею ужином. Настала темная ночь, поднялась страшная буря и гроза. Ночью волки беспокоили стадо, только старая собака своею бдительностью отгоняла волков. На другое утро пастухи нашли трех мертвых волков. Поднялся спор между пастухами, какой собакой убиты волки? Чтобы узнать Соска-Солса велел поставить волков на ноги, как живых, и затем натравить собак. Так и сделали. Все пастушеские собаки испугались и разбежались, только одна старая собака бросилась на убитых волков. Спорный вопрос решился сам по себе между пастухами. Соска-Солса расстался с пастухами и сделал наказ, чтобы они ценили достоинство старой собаки. Соска-Солса вспомнил страшную ночь, вспомнил, как старая собака, несмотря на темную ночь, караулила их, а он спал под буркой и боялся показать свою голову. Он оценил достоинство собаки. Вспомнил он, как Батоко-Шертуко оценил его наравне с хорошей собакой - и остался доволен.

VI
Давно это было. Сидели орхустойцы, между ними находился Соска-Солса. Они рассуждали:
- Есть ли такой край, где бы мы не были и не грабили? В то время, когда они вели этот разговор, возвращалась с реки одна вдова с водой. Она невольно подслушала разговор орхустойцев. Ее заметили и орхустойцы.
- Она, вероятно, смеется над нашей самоуверенностью! Ступай, Батоко-Шертуко, может быть, она знает страну, в которой мы не были и не грабили?
Батоко-Шертуко отправился к вдове, спросить ее, может быть, она знает страну, в которой не были орхустойцы?
- Я вдова-сирота, в случае неудачи орхустойцы могут оскорбить меня, кто может заступиться за меня?
- Не бойся, скажи! - говорят орхустойцы.
- За семью горами пасется стадо Горжая и на это стадо орхустойцы не сделали нападения!
- Надо отправиться! - сказали они общим голосом. Они отправились в путь. Вот перешли они седьмую гору и увидели громадное стадо Горжая.
- Нам стыдно и недостойно делать нападение тайным образом! - говорит Соска-Солса. - Надо дать знать Горжаю, что орхустойцы собираются сделать нападение на его стадо, и пусть приготовится! - Они послали к Горжаю.
- Как они могут сделать нападение на мое стадо, из которого посвящают Богу жертвы? Не жалею я ничего для гостей своих! Это будет с их стороны святотатство! Я тебе не верю; вероятно, между ними что-нибудь произошло, - сказал Горжай посланному и послал его обратно.
- Как же мы можем уверить его, что хотим сделать нападение, чтобы он поднял тревогу?- сказал Соска-Солса.
- Его может уверить только невестка его, жена его младшего сына. Она ходит за водой того источника, из которого сам Горжай пьет воду. Если она скажет ему, то он поверит ей. Кто из вас способен завлечь женщину? - спросил Соска-Солса.
- Я могу! - сказал один из орхустойцев, именно Тахшако.
Тахшако отправился рано утром ко времени намаза, к источнику, откуда брал воду Горжай. К его приходу при шла туда любимая невестка Горжая. Он утащил ее, порвал на ней платье. Когда они возвращались, то Тахшако говорит ей:
- Скажи своему свекру, что пришли орхустойцы, и в том числе Соска-Солса, угнать его белое стадо - пригрозив, что если она промолчит, то он разнесет слух, что он имел с нею любовное сношение; затем он будет ждать от нее ответа.
- Со мною сегодня сделал посрамление один из орхустойцев; вот доказательство - разорванное мое платье; он просил, чтобы ты приготовился к нападению на твое белое стадо,- сказала она Горжаю.
- Женщина всегда остается бесстыдною! Я смотрю на тебя, как на женщину, потерявшую стыд: как могут напасть на мое стадо, которое я посвятил с благодарностью своему Создателю-Богу и высоким святым, и когда приношу жертву, то не жалею лучшего барана. Неужели есть у кого-либо жадное корыстолюбивое желание против моего стада? - Горжай не принял заявление своей невестки.
Невестка возвратилась к источнику, где ждал ее Тахшако, и сказала ему:
- Я заявляла своему свекру о намерении орхустойцев напасть на стадо, но он не принял моего заявления.
Тахшако возвратился обратно к своим.
- Ну, что тебе удалось сделать? - спросили орхустойцы.
- Я ждал прихода любимой невестки Горжая к источнику, и когда она явилась, я схватил ее, порвал платье на ней и велел сказать свекру о наших намерениях. Она возвратилась и сказала, что Горжай не поверил ей.
- Какими средствами вызвать Горжая на тревогу? - сказали орхустойцы. Они отправились за советом к пастухам.
- Единственное средство - это убить любимую Горжая птицу, сидящую на его башне,- сказали пастухи.
Тогда Соска-Солса обратился к орхустойцам со следующим вопросом:
- Кто из вас лучше всех умеет пускать пули?
- Я могу! - сказал один из орхустойцев, именно Орузби. Орузби, чуть только рассвело, отправился в дом Горжая и убил его любимую птицу. Рано встал Горжай и увидел на дворе свою любимую птицу.
- Видно, меня не хотят оставить в покое! - Оседлавши своего коня, севши на него, он поднял тревогу против орхустойцев. Он обратился к небу со следующими словами:
- Орхустойцы пришли угнать мое белое стадо, из которого я всегда приносил лучшего барана Богу и великим святым; заступитесь за меня все святые!
Его мольба была услышана Соли (Богом-громовержцем).
Потом поднялась буря, гроза и все жители погнались за орхустойцами. Те из орхустойцев, которые стреляли лучше, шли последними.
- Надо идти потише, пусть догоняет Соли, я помну бока этому святому! - сказал Соска-Солса.
Действительно, их догнал Соли и Соска-Солса схватил святого и поломал ему бока. Буря и гроза утихли. Получив свободу, святой оставил преследовать орхустойцев и погода очистилась совершенно. Также по свету (когда сделалось светло), орхустойцы позволили Горжаю догнать их. Соска-Солса схватил Горжая, связал его и посадил на лошадь лицом к хвосту, потом пустил в поле на произвол и на смех людям.
Орхустойцы возвратились с ограбленным стадом Горжая домой.

Примечания
В тексте некоторых ингушских сказаний у меня различно написаны имена героев: так, например, в одном месте значится: Барким, а в другом - Баркум; то же самое следует заметить об имени Батоко-Шертуко, или Шуртуко и Ширтга. Это произошло от того, что сказания мною были записываемы в различных местах, т.е. в горах и на плоскости: в горах говорят Баркум, а на плоскости -Барким; также в первой местности -Соска, а в последней -Сеска.
Вообще, в горах слышатся яснее о, у, а на плоскости эти звуки превращаются в и, в. Вопрос: какое наречие чище -плоскостное или горское? Назрановцы считают свое наречие чище и деликатнее, поэтому относятся к горскому говору с насмешкою и презрением. Но, конечно, горское наречие чище, самобытнее, на него менее имели влияние посторонние наречия.

О слове орхустойцы следует заметить, что в нем окончание я добавил произвольно, для более ясного понимания. Строго говоря, нужно писать орхустхой, так как по-ингушски, если речь идет о члене какого-нибудь общества, то прибавляется большею частью окончание: в единственном числе хо, а во множественном хой.
Так, в единственном числе говорят орхустхо, а во множественном орхустхой, орштохо (карабулаки) - орштохой, джейрахо-джейрахой, насырхо-насырхой и т.д.




Цитата: link=topic=165.msg498#msg498 date=1401558457
Мифологический словарь/Гл. ред. Мелетинский Е.М. - М.: Советская энциклопедия, 1990г.

"Сеска Солса (Сиска Солса, Солса) - в чечено-ингушском эпосе - предводитель нарт-орстхойцев.

Согласно преданию, Сеска Солса родился из камня, имел стальное тело и владел магией. Ударом плети он оживлял великана и был способен превратить Терек в полноводную реку.

С Сеска Солса связывали появление табака и распространение курения.

Как правило, Сеска Солса являлся злокозненным персонажем. Во главе с ним нарт-орстхойцы совершали набеги на мирных людей, притесняли их. К примеру, они угнали стада баранов местного героя Горжая, имевшего своим покровителем бога Села. Сеска Солса неоднократно вступал в единоборство и с самим богом Селой, даже переломал ему рёбра. По одной из версий, гром - это урчание в животе Селы, раненного стрелой Сеска Солса.

Согласно варианту мифа, дунен беркат (земная благодать) исчезла из-за разбоя на земле нарт-орстхойцев во главе с Сеска Солса.

Однако в ингушских версиях эпоса Сеска Солса со своими нарт-орстхойцами характеризуется как защитник ингушских земель от врагов. В горной Ингушетии его чтили, имелись святилища Сеска Солса. К тому же он породнился с местными героями - выдал дочь замуж за Кинда Шоа.

Согласно одному сказанию, Сеска Солса и все нарт-орстхойцы предпочли покорности воле богов смерть. Выпили по чашке расплавленной меди и погибли, только Сеска Солса, выпивший три чашки, долго не мог умереть, его раскалившееся тело причиняло ему нестерпимые муки. Из всех зверей и птиц лишь лесной голубь сжалился над ним и облегчил его предсмертные страдания, принеся в клюве каплю воды. В благодарность Сеска Солса обвязал шею голубя золотой нитью, отсюда перья голубиной шеи золотистые, и назвал его своим именем - лесной голубь называется Солса кхокха ("голубь Солсы")".



« Последнее редактирование: ДХТаРЫм 04, 2015, 09:25:52 pm от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #5 : ПЭТРам 01, 2015, 04:33:50 pm »
























Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #6 : БХЭвпСам 19, 2015, 01:35:44 am »

Цитата: link=topic=165.msg683#msg683 date=1442960450
Кодзоев Н.Д., "Языческие божества ингушей", Нальчик, 2013г.

«В Горной Ингушетии, в ущелье р. Чулхи вблизи селения Маготе на горе Зогал-Дук, имеется храм-святилище, посвященное Сеска Солсе, у этого храма в дни летнего и зимнего солнцестояния ингуши совершали моления солнцу. Б.К. Далгат отмечал, что Сеска Солсе поклонялись как божеству, ему возносили молитвы и что Сеска Солса «у ингушей считается святым».
___________________________________________________________________________
Башир Далгат, «Первобытная религия чеченцев и ингушей», 1893г.

«Ганыж..., который в течение восьми лет был руководителем народа и хранителем его религиозных таинств в качестве жреца Мецхальского и Джераховского обществ ингушей…, говорил мне, что в старину вместо арабской молитвы «ясын», которую читают перед смертью человека, говорили обыкновенно следующее:

«Да будешь ты вместе с Дяла-Нарти (с божьими нартами), с нарт-орштхойцами,  с Дяла-Бори,  Бори-Бота;  с  Дяла-Бораган,  с  Бороган-Бексулта, вместе с орштхойцем Сеска-Солса и выше Батыга-Ширтга !»

Пожелать умирающему попасть на том свете туда, где живут эти избранники земли, значило пожелать ему самое лучшее будущее».
___________________________________________________________________________
Виноградов В.Б., "Вайнахо-аланские взаимоотношения в этнической истории горной Ингушетии", журнал "Советская этнография", №2, 1979г.

Интересна и сложна фольклорная оценка героя вайнахской нартиады Сеска Солсы.
Но если согласовать всю имеющуюся информацию о нем, то достаточно убедительной станет гипотеза, согласно которой корни этого образа уходят в аланскую среду.
У вайнахов, причем более всего у горных ингушей, происходит существенная переоценка этого перво- начально враждебного и отрицательного героя. Он органичное звено многих фольклорных коллизий, происходящих в горной Ингушетии. И хотя народ, безусловно, предпочитает местных героев, нарт Сеска Солса идеализируется. «Сеска Солса... у ингушей считается святым».
И действительно, ему посвящено одно из святилищ Джераховского ущелья, а всевозможные «материаль- ные следы» его эпической деятельности в этих местах окружены ореолом почитания.
Фольклорная трактовка Сеска Солсы выявляет аланскую подоснову этого образа, подвергшегося сильному видоизменению в ингушской среде.
« Последнее редактирование: БХЭвпСам 24, 2015, 05:14:21 pm от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #7 : јРав 01, 2016, 03:09:06 pm »
Цитата: link=topic=165.msg733#msg733 date=1456833829
Мальсагов А.О., "О нарт-орстхойском эпосе ингушей и чеченцев", Москва, 1969г.


В известных нам сказаниях редко встречается само­стоятельно употребляемый термин «нярт» (нарт) или «орхустоец» (орстхоец), но если такая терминология имеет иногда место, то она, как правило, адекватна понятию «нарт-орстхоец».
Дело в том, что «нярты» и «орхустойцы» всегда выступают как единое и нерасторжимое целое, а именно — «нарт-орстхойцы».
Сеска Солса всегда пред­стает предводителем 60 нарт-орстхойцев. У ингушей есть даже выражение: «Пусть придет тебе на помощь Сеска Солса со своими 60 нарт-орстхо(йцами)». У чеченцев же говорят: «Вошел нарт-эрстхо(ец) с глазами (величи­ною) чаша-чаша, с зубами (величиною) серп-серп».
С появлением нарт-орстхойцев, говорится в одном из ска­заний, исчезла благодать с земли, а в другом —
о том, что Сеска Солса гибнет за свои преступления вместе с 60 нарт-орстхойцами.

Ошибочность деления нарт-орстхойцев на «добрых нартов» и «злых орхустойцев», предложенную Ч.Ахриевым, отметил еще Б. Далгат.
И.В. Тресков, анализируя чечеио-ингушский эпиче­ский узел, вслед за Б.Далгатом справедливо подчерки­вает: «Деление на нартов и орхустойцев кажется не­сколько условным. Правильнее, видимо, было бы считать их всех нартами (нарт-орстхойцами — А.М.), но разли­чать по поступкам, по той конкретной функции, которую они выполняют в чеченском (чечено-ингушском — А.М.) фольклоре».

Вопрос о том, что нарты — это одни герои, а орстхойцы — другие, даже не возникает у исследователей, знакомых с эпосом вайнахов на ингушском и чеченском языках.
Из самих  сказаний с совершенной очевидностью вытекает, что нарт-орстхойцы — одна эпическая группа, единый тип героев. К ним относятся: Сеска Солса, Ачамаз, Боткий Шпртка, Герминча, Патараз и другие герои, хорошо известные в нартском эпосе многих народов Кавказа.
« Последнее редактирование: јРав 01, 2016, 03:11:37 pm от Adam »

Оффлайн Adam

  • Global Moderator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 374
  • Репутация: +11/-0
    • Просмотр профиля
Re: Нарт-орстхойский эпос
« Ответ #8 : ёоЭм 28, 2016, 05:50:43 pm »
Цитата: link=topic=165.msg767#msg767 date=1467125571
Белякова Е.В., "К вопросу о специфике образа Нартов в чечено-ингушском эпосе. Мифологические сюжеты, особенность их восприятия"

"Надо отметить, что почти все древние эпосы выполняли в какой-то степени определенные политические задачи, как то – рассказать о своих героях, чтобы чужие народы представляли силу последних.
Известно, что почти во всех древних сказаниях, касающихся битв, войн, победы народа рассказчика сильно преувеличены...

Нарты рассматриваются как инородный элемент, они никогда не селятся вместе с чеченцами, предпочитая свой замкнутый мир.
На инородность указывает и следующий факт: ни один чеченский род не претендует на родство с нартами и не ведет происхождение от них.
При этом чеченцы рассматривают весь нартский народ как один тейп – Нарты-орстхойцы, не придавая значения происхождению последних".

Сатуев Хьуьсейн

«Со ву бено, майрачех а майра», -
«Ч1инхо ву со, шайт1а къардинарг», -
«Х1ан-х1а, сан ду уггар башха тайпа -
Со ву лоьман ц1ога даьккхинарг»,

«Тхо ду билттой, тхо массарел тоьлла –
Оха лаьмнаш наьртех ц1андина», -
«Х1ан-х1а, тхо ду… Бутт а оха кхоьлли, -
Стелахаьштиг куьга лаьцна схьа».

Ша-ша ц1ена, ша-ша сийлахь – бохуш,
Тахана а цхьаберш къуьйсуш бу.
Харцой, бакъой къасто собар доцуш,
Б1ешерашкахь деха дуьйцуш ду.

Цхьадерш ду вай стиглахь ткъесаш кхуьссуш,
Уьш вукхара куьйга лоьцу схьа.
Ткъа ас вайна юккъе машар кхуьйлу –
Ду вай лаьттан ц1онга дихкинарш.

Вай цхьа доьзал, цхьана дег1а межеш,
Цхьана дагца дика, вуо а лов.
Ду вай нохчийн, Нохчийчоьнан бераш,
Мехкан стигал ю вайн ц1ийнан тхов.
« Последнее редактирование: ёоЭм 28, 2016, 05:53:53 pm от Adam »